Нитевые технологии: меньше бессонных ночей и больше благодарных пациентов

Интервью пластического и эстетического хирурга, автора и разработчика методов Aptos Суламанидзе Марлена Андреевича для журнала «Совершенство profi».  

НИТЕВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: МЕНЬШЕ БЕССОННЫХ НОЧЕЙ И БОЛЬШЕ БЛАГОДАРНЫХ ПАЦИЕНТОВ


Марлен Андреевич Суламанидзе – легенда мировой эстетической медицины. Он – автор большого числа изобретений и инноваций, неутомимый пропагандист новых методов в пластической хирургии, ученый, умеющий в обыденном увидеть средства для достижения лучших результатов; наставник и учитель для многих ведущих специалистов не только в России, но и во всем мире. Сегодня Марлен Андреевич известен прежде всего как основоположник нитевых технологий в эстетической медицине. Поэтому наш разговор о том, как начиналось это популярное направление и какие пути развития ему предстоят.

Суламанидзе-Марлен-Андреевич-300x440.jpgМарлен Андреевич, сегодня нитевые технологии переживают всплеск популярности и становятся одним из базовых направлений эстетической медицины. А между тем, самим технологиям уже более 20 лет. Почему же внимание на них обратили именно сейчас?

– Это в России врачи относительно недавно «открыли» для себя нитевые методики. А сама технология была придумана нами еще в 1996 году. Но в то время никто в России не воспринял нас всерьез – все смотрели на Запад, перенимали зарубежный опыт, и никому и в голову не приходило, что полезные идеи могут рождаться и здесь.

Целых 10 лет я с сыном Георгием ездил по миру и пропагандировал нашу методику: нас приглашали на конгрессы, мастер-классы, показательные операции – мы побывали в 56 странах! У нас появились многочисленные последователи и ученики. Нитевые технологии доказали свою состоятельность и стали не просто популярны во всем мире, а вошли во все базовые программы омоложения и бьютификации.

И только тогда российские специалисты стали обращать внимание на «новую» технологию, которую во всем мире называли «русскими нитями».

Вот так начался нитевой бум в России, а врачи стали ездить учиться за рубеж – к тем, кого учил я, и к ученикам моих учеников.


– В чем кроется такая привлекательность нитевых технологий?

– Это именно то, чего давно не хватало эстетической медицине, – нитям нет альтернативы, потому что они выполняют задачи, которые не под силу остальным методам. Плюс минимальная инвазивность – тренд, на который сейчас ориентирована вся индустрия красоты.

Думаю, что ниша, которую заняли нитевые методики, будет сохраняться очень долго, до тех пор, пока не появятся какие-то совсем революционные технологии молекулярного уровня, какие-нибудь волшебные таблетки, при которых не нужны будут уже ни пластические хирурги, ни косметологи.


– Пока до этого не дошло, и производители нитей вовсю экспериментируют с формой нитей и их составом. Какие материалы кажутся вам наиболее перспективными?

– Когда мы только начинали, то сразу стали применять полипропилен – материал, который с успехом используется в хирургии уже лет 50. Он изучен, предсказуем, безвреден. Как хирург с 40-летним стажем, я хорошо знаю возможности этого материала, то, как он ведет себя в тканях на протяжении долгого времени.

Однако к середине 2000-х мы стали задумываться о биодеградируемых материалах, которые расширили бы область применения нитевых методик. И мои сыновья нашли материалы из L-лактида L-полимолочной кислоты. Но для чисто хирургических задач они не очень подходили, потому что слишком долго рассасывались. А вот для косметологии этот минус оборачивался плюсом – способность долго сохраняться в тканях позволяла нитям превосходно выполнять армирующие и лифтинговые задачи. Мы долго изучали имеющиеся на рынке материалы и пришли к выводу, что именно сочетание полимолочной кислоты и капролактона дает оптимальную структуру нитей – один компонент дает устойчивость к натяжению и относительно долгую сохранность в тканях, другой – эластичность и мягкость.


– В чем конкурентное преимущество нитей Aptos?

– Мы не стоим на месте, мы развиваемся, ищем новые направления. Для нас нити – это, прежде всего, сфера профессионального и научного интереса, а не средство для зарабатывания денег. У нас большая научная база, опыт, серьезные исследования. Мы тщательно изучаем опыт других и даже в критике стараемся найти рациональное зерно, чтобы сделать свою продукцию еще лучше.

Приведу лишь один пример: когда мы искали оптимальный материал для нитей Aptos Spring, то провели испытания 100 нитей со всего мира, замеряли их растяжимость в зависимости от времени и силы воздействия. В итоге выбрали лишь один, лучший образец. Вот так скрупулезно и ответственно мы подходим к созданию всех своих продуктов.


– Появление биодеградируемых нитей расширило сферу применения нитевых технологий и сделало их доступными для косметологов. Говорят, вы не сразу поддержали эту идею.

– Признаюсь, я довольно долго противился, но мои сыновья меня переубедили. К тому же в США я не раз видел, как хирурги выполняют многие сугубо косметологические процедуры, и такая тактика привлекает к ним больше пациентов.

К слову сказать, у нас многие хирурги поначалу были настроены резко против нитей вообще, а потом упрекали меня в том, что я лишил их работы, поскольку многие проблемы теперь можно решить, не прибегая к пластике. Я на эти упреки всегда отвечаю так: введите нити в свою практику, и у вас будет меньше бессонных ночей и больше благодарных пациентов.

Знаете, я даже провел анализ статистики. В 2002 году за 6 месяцев у меня было 28 операций по фейс-лифтингу.

А в 2008-м за те же 6 месяцев я провел 27 операций и более 300 (!) нитевых подтяжек.

То есть число пациентов увеличилось многократно. И это лояльные пациенты, которые, убедившись в эффективности нитевых методик, получив хорошие результаты, с большим доверием относятся к хирургу и затем возвращаются, чтобы пройти другие процедуры или операции.


общее-фото-630x390.jpgА как вы относитесь к сочетанному применению разных технологий, в том числе к сочетанию нитей и аппаратных методик, контурной пластики?

– Опыт показывает, что содружество методик всегда приводит к лучшему результату. Поэтому с моими пациентами всегда работают и косметологи.

Например, отличный эффект дает введение ботулотоксинов за 7–10 дней до нитевой подтяжки лба. А сразу в день введения нитей проводятся аппаратная реабилитация, пилинги или гомеопатическая мезотерапия, в соседние зоны вводятся филлеры или проводится плазмолифтинг – все это ускоряет реабилитацию и приводит к более выраженному общему эффекту омоложения.

Мне нравится, что все больше врачей начинает признавать такой комплексный подход правильным и единственно возможным.


– Сегодня нитевых подтяжек по телу делают значительно меньше, чем по лицу. В чем причина – в высокой цене или в низкой эффективности?

– Думаю, в несоответствии ожиданий полученному результату. Мы проводили много экспериментов, и могу сказать, что на всех участках, где нити нельзя закрепить, эффект не долговечен и не впечатляющ. Дело в том, что тело все время в движении, и обеспечить нужную фиксацию нитей очень тяжело. Но процедуры на груди – исключение. Я провел уже более 400 операций по созданию так называемого «внутреннего бюстгальтера» с фиксацией нитей за ключицы и могу с уверенностью говорить – они дают восхитительные результаты! Правда, здесь, как всегда, важен правильный отбор пациенток – грудь не должна быть тяжелой и в то же время должен быть сохранен объем.

Работать с ягодицами сложнее.

Я перестал делать нитевые подтяжки – есть альтернативные методы, которые работают лучше. А вот косметологи успешно работают по телу биодеградируемыми нитями, которыми армируют такие проблемные зоны, как живот, внутренние поверхности бедра и плеча.


– Существует еще одна методика, которая прочно связана с вашим именем, – это липофиллинг. Вы ее тоже активно продвигаете?

– Здесь я не могу не упомянуть моего друга и учителя, французского пластического хирурга Пьера Фурнье. Именно он является пионером липофиллинга, и этой методике я учился у него, а он у меня учился нитям. Липофиллинг – отличная и весьма перспективная технология, привлекательная прежде всего тем, что работает с бесплатным материалом, в изобилии «поставляемым» пациентом. Она отлично сочетается с нитевыми технологиями и вообще является воплощением истинного понятия скульптурирования в эстетической медицине: мы убираем лишнее там, где оно не нужно, и добавляем объемы там, где их не хватает.

При всей простоте и логичности этой методики самым важным остается момент подготовки жировой ткани и ее правильного введения – это требует от врача знаний и умений.


– Марлен Андреевич, Вы автор большого количества патентов. Какими из них гордитесь больше всего?

– Наверное, первым, который был получен на проволочный скальпель. О нем сегодня мало кто вспомнит, но в свое время это была весьма актуальная новинка.Если говорить о нитях, то важен мой российский патент на иглу с нитью с выступами, которую я предложил для зашивания ран в 1996 году, – именно он дал старт всей нитевой отрасли. Ну и особую ценность представляют два американских патента – это мировое признание наших достижений.

333.jpg

Новости клиники

Все новости
12
сен 2018
Клиника Total Charm в Москва переехала на новое место

Клиника Total Charm в Москва переехала на новое место!... Читать далее

13
июнь 2018
21 и 22 июня в клинике Total Charm ведёт приём доктор Суламанидзе Константин Марленович

Рады сообщить, что 21 и 22 июня в клинике Total Charm в Москве будет вести приём доктор Суламанидзе Константин Марленович, к.м.н., пластический, эстетический, реконструктивный хирург, дерматовенероло...... Читать далее